Искусство мусульманок: не самовыражение, а социальный посыл

Современное искусство мусульманок  многогранно в формах и смыслах: художницы умело интерпретируют культурное наследие исламского мира, совмещая универсальные идеи с локальными и индивидуальными. За единством идей скрывается пёстрое многообразие личностей. Творчество для мусульманок – не только самовыражение, но и борьба с заблуждениями и стереотипами, сформировавшимися вокруг образа женщины в постколониальную эпоху.

В августе 2021 года Нур Шкемби, независимый куратор и исследователь исламского искусства, в сотрудничестве с Bendigo Art Gallery представила выставку «Ярость души» (SOUL fury), объединяющую работы 16 ведущих художниц-мусульманок со всего мира, работающих в области скульптуры, фотографии, живописи, инсталляции, видео и текстиля.

Эти женщины имеют разное происхождение, разный культурный и социальный опыт, но их объединяет Ислам и желание противостоять физическому, интеллектуальному и социальному притеснению, которому подвергаются женщины,относящиеся к «востоку» или «исламскому миру». 

Аманатинфо побеседовали с художницей-мусульманкой Ириной Магон об основных посылах современного искусства мусульманок, а также отследили, как прошлое и настоящее перекликается в основных мотивах и темах, затрагиваемых художницами-мусульманками в работах, представленных на SOUL fury.

ПРОГРЕСС ИЛИ СТАГНАЦИЯ?

Шади Гадириан (Shadi Ghadirian) – одна из ведущих фотографов Ирана, проживает и работает в Тегеране. Работы Шади хранятся в коллекциях Британского музея, Музея Виктории и Альберта, Центра Жоржа Помпиду в Париже, Музее искусств округа Лос-Анджелес. 

На выставке SOUL fury ее творчество представляет серия фотографий «Qajar» (1998).


Название отсылает нас к эпохе иранской королевской династии Каджаров – в период их правления портреты традиционно снимались в формальной обстановке, а субъект часто позировал с ценными вещами и предметами, которые указывали на его элитный статус. 

«Во время моего изучения фотографии в университете, я поняла, что у нас очень хорошая история фотографии в Иране, потому что 150 лет назад наш король интересовался фотографией»,

говорит  Шади Гадириан.

На снимках Шади позируют ее подруги и родственницы в стилизованных под моду эпоху Каджаров нарядах с предметами современной культуры в руках – пепси, телефоном, пылесосом.

Резкое несоответствие между реквизитом и заданной атмосферой символизирует «противоречия, с которыми сталкиваются многие молодые люди, которые с гордостью придерживаются своих традиционных культур, в то же время принимая то, что предлагает современность», – утверждает Мелисса Хир.

В статье «Of Tableaux and Time» эту игру с концепцией времени рассматривают как отрицание прогресса и исторических процессов, которые уже произошли во всем мире, таким образом противопоставляя прогрессивный тогда и строго консервативный сегодня Иран.

Ирина Магон:

«Если углубиться в историю и вспомнить период Исламского Ренессанса, когда мусульмане внесли значительный вклад в развитие мировой науки и культуры на каждом континенте, становится очевидно, что Ислам – это развитие, а не стагнация. Поэтому задача мусульман сегодня – сделать так, чтобы мы гордились не только достоянием прошлого. Для этого нужно сконцентрироваться на решении проблем нашей уммы, а не на междоусобных разногласиях».

ГЕОГРАФИЯ ИСЛАМА: ПУТИ К ЕДИНЕНИЮ

Мастерское переосмысление традиций и культурного наследия на современный лад – это работы австралийской художницы Ширин Тавил (Shireen Taweel). Ширин – австралийка ливанского происхождения во втором поколении, в сферу ее интересов входит исследование миграции первых мусульман на австралийский континент, а ее творчество, как результат, становится слиянием двух культур. Автор известна тем, что создает замысловатые работы из меди, вдохновляясь особенностями каноничной мусульманской архитектуры. Тавил утверждает, что медь всегда широко использовалась в отделке мечетей, поэтому работа именно с этим материалом – это продолжение традиций, дань восточной культуре.


Серия «По следам трансцендентности» (“Tracing transcendence”) подобна арабескам, с кропотливо вырезанными на меди узорами, а масштабами исполнения напоминающая мечети – авторская попытка вовлечь австралийских мусульман в круг общеисламских ценностей, акт единения и сплоченности уммы.

Прототипом работы стали первые мечети, построенные в отдаленных южно-австралийских городах Марри и Брокен-Хилл в 1860-х годах. 

Ирина Магон:

«Географическая распространенность Ислама объединяет людей разных национальностей, поэтому чрезвычайно важно то, что художницы современности продвигают исламские ценности и стремятся к единению культур, несмотря на различия традиций и истории, ведь все наши различия не исключают нашего единства». 

УСИЛЕНИЕ РОЛИ ЖЕНЩИНЫ

Зейна Яали (Zeina Iaali) родилась и выросла в Австралии в семье ливанцев, эмигрировавших в Австралию в 1970-х годах. По образованию Зейна специализируется в ювелирном деле и предметном дизайне, что умело применяет в своем творчестве. 


Изначально деревянные формы для приготовления традиционного восточного лакомства мамуль, подаваемого на Ид, в скульптурной серии “Sweetly Moulded” (2012) превращаются в произведение искусства из органического стекла, дополненные ручной резьбой. 



Специфическая форма воплощения авторской идеи символизирует стереотип о женской идеальности во всем. Зейна Яали проводит параллель к проблеме преуменьшения значимости домашнего труда женщин, когда его называют непрестижным, неоплачиваемым, второстепенным, при всей его ценности. Рассмотрев формы, мы увидим, что в основе объектов “Sweetly Moulded” художница поместила портреты женщин из ее семьи, таким образом подчеркивая связь прошлых поколений с будущими.

Ирина Магон:

«Портреты женщин в формах – это восклицание “Я – ценность!”. Это попытка обратить внимание на то, каждая из нас – это интересная, глубокая личность с внутренним миром, желаниями и стремлениями, а излишняя загруженность домашними делами – это обесценивание личности, на мой взгляд, препятствие развитию индивидуальных талантов». 

ПРИЗНАНИЕ КАК ИДЕНТИФИКАЦИЯ ДРУГИМИ

Анида Йоеу Али (Anida Yoeu Ali) – мусульманка-кхмерка, родившаяся в Камбодже и выросшая в Чикаго. Али является лауреатом Sovereign Asian Art Prize 2014–2015 годов за серию «Буддийский жук», международно признанную работу, исследующую изменения в идентичности с помощью юмора, абсурда и перформанса. В основе всего творчества Аниды лежит пристальное внимание к художественным, духовным и политическим коллизиям гибридной транснациональной идентичности, лейтмотивом которого стало использование религиозной эстетики в поддержку идей инаковости. В частности, ее последние работы прямо противостоят искажению представления о мусульманках в эпоху повышенной исламофобии.


«Красная чадра» (The Red Chador) Али – это серия запечатленных на фотографиях перфомансов и «актов вмешательства», которые с 2015 года происходили в разных точках планеты в ответ на пережитки колониальной эпохи, исламофобию, убийства мусульман.

Али, одетая в красную чадру, по несколько часов ходила в публичных местах с целью испытать восприятие общественности, сподвигнув людей на раздумья:

  • стану ли я сидеть рядом с этой женщиной?
  • буду ли я ее бояться? 
  • буду ли я о ней думать, когда столкнусь с ней на улице? 

Инсталляции Али, как и большая часть ее работ, не статичные, а развивающиеся со временем, потому что художница часто адаптирует каждую из них, как оригинальный ответ на те или иные изменения в политике или общественных настроениях.

Ирина Магон:

«Скорее всего, далекий от понимания Ислама человек, воспримет данный перфоманс не как нормализацию хиджаба, а как попытку получить недостающее внимание, подтверждая все стереотипы о притеснениях покрытых женщин. Немусульмане могут точно также демонстративно отстаивать свои убеждения, что в конечном счете приведет только к конфликтам. Поэтому лучший способ взаимодействия – это диалог, а не излишняя демонстративность».

ИСКУССТВО МУСУЛЬМАН – ЕДИНОЕ И ЦЕЛОСТНОЕ НЕСМОТРЯ НА ВСЮ СВОЮ ВНУТРЕННЮЮ СЛОЖНОСТЬ И РАЗНОРОДНОСТЬ

Подходы к осознанию особенностей искусства мусульманок нашей эпохи могут быть разными: зритель, искусствовед или ученый интерпретирует его согласно своему опыту. Но если сложить все точки зрения воедино, мы увидим общую картину того, о чем говорят художницы современности:

  • культура многих мусульманских народов все еще определяется наследием колониализма;
  • мусульманки ищут справедливое равенство и объективную оценку заслуг женщины;
  • мигранты пытаются сохранить исламские ценности там, где Ислам не является официальной религией, взывая представителей других культур к диалогу

Искусство отражает время, в котором мы живем, каким оно будет завтра и что будет заботить мусульманок –  нам лишь предстоит узнать. 

Автор: Аделина

поддержать автора

Yorum yaz

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
Мир Вам, Ас-саляму Алейкум! Выберите, пожалуйста, Ваш пол: