Внимание: говорит Палестина

После очередного внезапного нападения Израиля на Сектор Газа в священном для мусульман месяце Рамадан заключено перемирие. Но конфликт, наверно, никто не назовет исчерпанным. Затяжное противостояние не могло не отразиться на палестинском народе: мужчинах, женщинах, детях. А что мы знаем о палестинцах кроме стереотипов?

Редакция Аманатинфо подготовила статью о палестинках: какие они на самом деле? Как жить и не терять надежды, когда твоя земля оккупирована и в любой момент ждёшь нападения?

Слово палестинкам

Мариам Афифи, активистка @mariamafifi8

Мариам: «Меня арестовали в квартале Шейх Джаррах. Я была избита израильской полицией во время ареста. Многие люди обсуждали, что я улыбаюсь перед камерами. На самом деле, я находилась среди задержанных демонстрантов, и меня отвели в полицейскую зону. Оттуда мне было видно моих друзей-демонстрантов в Шейх Джаррах. Я посмотрела на них и улыбнулась. Это был способ показать им, что я не боюсь, что со мной все в порядке. Чтобы они не беспокоились обо мне, потому что я верю, что поступаю правильно, мое дело правое.

Мариам – одна из демонстранток в оккупированном израильтянами квартале Шейх Джаррах, стала символом сопротивления. Мусульманка, грубо арестованная солдатами за попытку защитить другую девушку от нападения, на коленях и со скованными наручниками за спиной руками, поворачивается к камере – и широко улыбается. Видео (ссылка) Мариам и кадр с её улыбкой был воспринят пользователями соцсетей как торжество духа палестинского народа.

Тот, кто прав, не боится.

Оккупация – бремя не только мужчин, но всего общества, каждого его члена. Если мы, женщины, не будем сопротивляться этой оккупации, если мы не потребуем наших прав на этих землях, если мы не будем бороться за то, чтобы остаться на этой земле, кто это сделает?

Если мы не выступим в защиту Шейх Джаррах, завтра такая же обстановка будет по всему аль-Кудс (Иерусалиму). Если мы не добьемся победы у Шейх Джаррах, мы потеряем все Святые земли. Мы хотим жить свободными гражданами на свободной родине. И Родина – это Палестина. Мы пытаемся донести палестинское послание до мира.

Мы докажем миру, что Палестина все еще существует.» 

Муна эль Курд, журналистка @muna.kurd15

Муна: «Палестинская женщина всегда была в авангарде освободительного движения (интифады) и на протяжении всей истории изо всех сил боролась против оккупации – хотя бы камнями и обувью. Палестинская женщина всегда участвовала в сопротивлении. Бабушку со стороны отца депортировали из Хайфы в 1948 году. Она научила меня смыслу борьбы и сопротивления.

Борьба и сопротивление достались мне в наследство от бабушки.

Сегодня мы показываем миру, что такое палестинская женщина, особенно женщина аль-Кудса. Я призываю женщин мира учиться у нас. Пусть учатся у нас борьбе и сопротивлению. Каждая палестинская женщина – учитель сопротивления и борьбы. Каждая палестинская женщина – это символ. Я говорю, что нужно действовать. Женщины мира не должны оставаться слабыми, они должны выступать против притеснения, зульма, оккупации и колониализма»

Асале Касим Абу Хасна, участница сопротивления в Шейх Джаррах.

Асале: «Как для палестинской женщины, для меня Палестина – мой дом, моя земля – ​​мое Отечество.

Но это место не просто дом для меня и моей семьи, это часть моей родины, это часть моей души. Это место поднимает во мне детские воспоминания о бабушке и маме. Они защищали эти земли до последнего вздоха, и я буду продолжать это делать. Это продолжение дела матери. Это борьба за существование.

Я не выбирала эту жизнь. Эта жизнь выбрала меня.

Мы здесь родились. Выражаю свое уважение всем, кто нас поддерживает, всем, кто с нами солидарен»

Оригинал интервью можно посмотреть по ссылке.


О жизни обычных палестинок

в периоды перемирия и об адаптации иностранки в Палестине расскажет Наталия Амро @nataly_amro

Первое время я боялась, потому что мы живём около Хеврона, в пригороде. Неподалеку от нашего дома военная база, и мы часто слышали военные вертолеты, летавшие очень низко, над головой. Они так громыхали, что дом трясся. Было страшно. На дорогах я видела людей с автоматами, блокпосты, места, огороженные колючей проволокой. И это угнетает, когда только приехал.

Но я наблюдала, как живут палестинцы: женщины, мужчины и дети – они привыкли к этому. Для них это уже норма.

Война не считается, никогда не будет считаться нормой, но это их реалии жизни.

И они просто пытаются жить счастливо в том месте и обстановке, где оказались.

Насчёт отчаяния и грусти – это есть. Кто же выберет жизнь на пороховой бочке? Конечно, никто. Но это их место, их родина. Они не могут и не хотят уезжать. Это их земля, и они надеются, что все будет хорошо. Как? Если говорить о религиозных людях, то помогает упование на Аллаха. Именно это их держит. Это то, что вселило в меня веру. Когда полагаешься на Аллаха, это помогает сохранять спокойствие и прижиться в Палестине.

Как я решилась переехать в Палестину?

Когда у мужа в течение двух лет не получалось приехать в Украину из-за военной ситуации, мне пришлось паковать чемоданы. Это была моя первая поездка за границу. Летела через Иорданию, где меня встретили его родственники, и оттуда вместе в Палестину. Хотя я и понимала, куда я еду, но начиная с границы, когда я проходила израильский контроль, я всей кожей ощутила эту обстановку. Я иностранка, замужем за палестинцем. Прием Израиля был, мягко говоря, не слишком радушным.

Ко мне сразу приставили человека с автоматом, который ходил следом, пока я не прошла контроль. 

Причем с первого раза меня не пропустили. На границе выяснилось, что не хватало одного документа. Меня целый день продержали на границе, распотрошили все мои чемоданы, всё вывернули, а потом комком запихали обратно. Истрепали нервы и всю душу вынули. Очень стрессово было. Причем в аэропорту всё было нормально, а на границе с Палестиной такое вот отношение. Допрос с пристрастием: почему, что, куда, зачем. Это очень угнетало, особенно когда мне отказали, и я вернулась в Иорданию со свекровью вся в слезах, думая, что уже не смогу попасть в Палестину. К тому же появился сильный страх туда ехать. Меня трясло.

Как будто ты никто.

Муж с адвокатом наладил документы, я приехала на границу повторно. Дёргали уже меньше, но снова: солдат с автоматом, допросы, досмотр чемоданов. Первое впечатление от отношения израильских служащих на границе – как будто ты вообще никто. Как будто ты едешь не в Палестину, а в Израиль, который очень боится, что приедут люди, которые создадут им опасность. Ты едешь и не знаешь, дадут тебе визу или нет, пустят или нет и на сколько ты останешься. Может, завтра придется выехать и тебя больше не пустят.

Поэтому все так сложно: долгий паспортный контроль и ограниченный режим пребывания для иностранцев, проблемы с получением визы, пропускные пункты и израильские блокпосты на улицах. 

Но девушкам из Украины или России тяжело адаптироваться. И мы живём на ещё большей пороховой бочке, чем коренные жители, потому что в любой момент нас могут выгнать, депортировать без причины, могут приехать солдаты, ворваться в дом, обыскивать (у знакомых украинок так было) переворачивать вещи. Якобы облава по какой-то наводке.

Палестинки – одно дело: они живут здесь с рождения, впитали с молоком матери, пылью и воздухом эту обстановку.

Ожидания – реальность

Палестина – это арабская страна, где живут мусульмане. В голове рисовался образ очень религиозной страны.

Где-то в течение года после переезда я находилась в эйфории. Приживалась, адаптировалась. Конечно, я видела то, что хотела видеть: соблюдающих мусульман, множество мечетей, слышала азан – и это казалось прекрасным. Эмоциональный фон очень поднялся, ведь всё вокруг говорило об исламе. Семья мужа религиозна: держат пост, посещают мечети, все женщины покрыты. Моя свекровь вообще золотая женщина. Она очень богобоязненна и старается тактично доносить веру детям. А они к ней очень прислушиваются. Моя свекровь имеет большой авторитет в семье. Она воспитывает в детях и внуках любовь к  Аллаху, Палестине, людям, учит быть добрым и искренним вне зависимости от того, кто перед тобой.

Среди соблюдающих религиозные нормы вообще множество добрых, искренних, приветливых, гостеприимных людей. И какое-то время я находилась под этим впечатлением.

В то же время, если человек едет в Палестину с надеждой на идеальный ислам, он разочаруется. Позже, когда я освоилась, я начала видеть реальность. Многое, что нам даёт ислам, там упускается. Некоторые вещи неприятно удивляли: откровенное поведение некоторых женщин, броский макияж, обтягивающая одежда. Многое, что касается чистоты и чистоплотности, мне не нравилось. Например, следить за чистотой внутри дома, но не обращать внимания на то, что снаружи. Кафе и улицы довольно грязные. Я много раз видела, как мамы-мусульманки при детях что-то бросают на улицу. А ведь дети запоминают это как норму поведения. Это ранило меня, потому что я люблю природу и беспокоюсь об окружающей среде, я биолог. И я спрашивала у свекрови, почему так, ведь чистота – это половина веры. Она отвечала, что да, но что поделать, такое воспитание. То есть, они понимают, что это плохо, но не стараются изменить ситуацию.

Первую эйфорию сменили разочарование и грусть, но потом я успокоилась. Всё же дух ислама хорошо чувствуется несмотря на недостатки. Повсюду слышен азан. Люди посещают мечети, торопятся на молитву. В торговых центрах и ресторанчиках всегда есть места для намаза. В такси чаще включают не музыку, а чтение Корана. Это вдохновляет.

Если видеть хорошее, то оно и будет попадаться на пути. Такой я сделала вывод. Все люди неидеальны и упрекать палестинцев за недостатки не стоит. 

Детей воспитывают с любовью к Палестине, с духом борьбы.

Даже ребенок понимает, что война с Израилем – это серьезно, что это враг, что нужно бороться за свою территорию, государство и место под солнцем. Дети впитывают это с молоком матери. Конечно, мы живём не в Секторе Газа, где постоянные бомбежки, но тем не менее даже в относительно спокойной обстановке это ощущается. Каждая семья, каждая мама, каждый ребенок болезненно переживает ситуацию в Иерусалиме. Эта тема всегда на устах. Люди все время молятся за Палестину и остальных мусульман и надеются, что Израиль получит по заслугам.

Не может вырасти ребенок в такой ситуации отстраненным от военных действий. И хотя моя дочь родилась два года назад в Украине и пока что растет здесь, не видит и не впитывает этого, я понимаю, что когда мы вернёмся в Палестину, мой ребенок все равно будет расти с осознанием, что есть родина и есть враг,  который пытается отобрать спокойствие и место, где человек живёт.

В то же время палестинские матери прививают детям доброту и любовь. Несмотря на то, что они находятся в военной обстановке и вокруг много уводящих от ислама и религиозности соблазнов, они стараются воспитывать добрых и честных людей, искренних, не лицемеров.

Спешка и суета – не про них

Палестинки, конечно, разные, но какие-то национальные черты выделяются ярче. Они компанейские болтушки, любящие собраться в компании других женщин семьи, организовать посиделки с кофе. Любят ходить в гости, дарить подарки и сладости. Стараются быть очень гостеприимными, угодить гостям, расположить их с максимальным комфортом. 

Если наши славянские девочки трудолюбивы, рвутся на амбразуру, достигать, добиваться, то палестинки очень размеренные. Они с рождения воспитываются с мыслью о важности семьи. Есть в них вальяжность что ли, степенность, умиротворение. Даже активные по характеру палестинки будто более спокойны, умеют остановиться в моменте жить этой жизнью сегодня. Им было необычно со мной, а мне с ними. Я активная, все время в движении, люблю развиваться, заниматься проектами, учиться, а арабки другие. Спешка и суета – не про них. Они сегодня и сейчас, в моменте. И это хорошо, уметь наслаждаться днём, я часто этого не успеваю, когда спешу.

Но, как мне кажется, из-за этого они упускают много времени и энергии, которые можно бы было направить на продуктивные процессы, чтобы улучшить жизнь мусульман в Палестине.

Перестрелка под окном

Расскажу напоследок случай, который меня сильно потряс. Шёл второй год в Палестине. Муж был на работе, я осталась дома одна и проводила онлайн-уроки.

В нашем районе есть христиане, но иудеев мы видим нечасто. Изредко случаются потасовки израильских военных и молодых палестинцев. Но обычно это далеко от нас. А тут совсем рядом с нашим домом палестинские ребята бросали камни в бронированную машину израильских солдат. Те в ответ начали стрелять из газового оружия. Но я подумала, что идёт настоящая перестрелка прямо под нашими окнами. Это длилось около часа: крики и стрельба. Даже мои ученицы звуки услышали через мой микрофон. Я так ярко помню этот момент: сильный испуг, я сижу на полу. Я представила себя в военных действиях, осознала, насколько это страшно. Притом что это были даже не бомбы, только стрельба. И ты понимаешь, что люди живут в этом постоянно. Такое очень быстро приводит в чувство. Реальность не такая, как ты ее представляешь.

Реальность не зефирно-клубничная: есть такие моменты в жизни, что приводят в чувство, говорят тебе, что жизнь не вечна.

И ты больше думаешь о той жизни, о поклонении, о благодарности за свою жизнь. 

Поэтому в Палестине кроме сложностей и недостатков есть много такого, что учит человека быть благодарным за то, что он имеет. Учит видеть боль и страдания других людей и ценить свою жизнь.

поддержать автора

Yorum yaz

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
Мир Вам, Ас-саляму Алейкум! Выберите, пожалуйста, Ваш пол: